«Бога не видел никто никогда»

15 взглядов на Троицу

Подготовила Оксана Головко

Начинающих студентов-богословов преподаватели предупреждают: «Если вам показалось, что вы постигли Божественную Троицу, значит, вам пора на исповедь». Постичь невозможно, но перестать вглядываться — ​тоже невозможно.

Алексей Лидов, историк искусства, византолог, академик РАХ, директор Научного Центра восточнохристианской культуры, зав. отделом Института мировой культуры МГУ

 

1. Троица и Пятидесятница

В православной традиции праздник Троицы совпадает с праздником Пятидесятницы, Днем Сошествия Святого Духа. Троица говорит нам о единстве Бога и о единстве христиан. Апостольская проповедь объединила разных людей из разных стран, говорящих на разных языках. При этом народы сохранили свою уникальность.

2. Гостеприимство Авраама

Иконография Троицы возникла из ветхозаветного сюжета «Гостеприимство Авраама», который был избран из множества сюжетов еще раннехристианскими художниками. Так, одно из первых изображений «Гостеприимства Авраама» IV века находится в катакомбах Виа Латина в Риме. Там мы видим прямую иллюстрацию библейского сюжета: сидящий перед шатром Авраам, а перед ним — три юноши. Еще нет изображения стола-трапезы, которое появится позднее. Ведь мы помним, как Авраам принял странников, заколол для них теленка, что в древнееврейской традиции было выражением невероятного почтения к гостю, и накрыл тот самый стол, который стал прообразом алтарного престола и, по преданию, хранился в малом алтаре Софии Константинопольской. Примерно в эту же эпоху (IV–V века) происходит осмысление данного сюжета как явления Аврааму не просто ангелов — странников, а Триединого Бога.

3. Невозможно изобразить

Догмат о Святой Троице — один из краеугольных камней христианского богословия, который стал вызовом для иконописцев: надо было найти художественные средства, чтобы передать непередаваемое, ведь Бог по Своей божественной природе не изобразим, как написано в Евангелии от Иоанна: «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18). Тем более, если речь о взаимоотношении Трех Лиц Святой Троицы. В итоге иконописцами был выбран библейский сюжет «Гостеприимство Авраама», который оказался наиболее подходящим для того, чтобы не изображать Того, Кто не изобразим, а лишь образно представить явление Бога, в Троице Единого, всему миру.

4. Мандрола

В мозаике римской базилики Санта Мария Маджоре начала V века, где представлена сцена гостеприимства Авраама, изображено, как Авраам встречает трех ангелов и как они восседают за трапезой. Но мы видим в сцене встречи, что центрального ангела окружает сияние славы — мандрола. Эта мозаика отражает период формирования иконографии, когда из повествовательного сюжета вырастает символический образ. Христианская иконография — живое явление, которое не сразу появляется в закрепленных на века формах. Интересно, как в этой сцене представлен Божественный Свет. Он показан здесь в трех совершенно разных видах: сияющее огненное облако — первый образ Божий в ветхозаветной традиции. Рядом — огненное облако превращается в световой ореол, ту самую мандролу, ¬которую мы хорошо знаем по христианской православной иконографии, в первую очередь, по композиции «Преображение». Третье — золотой фон, который занимает только часть сцены, и он выделяет именно три фигуры ангелов за трапезой.

5. Без Отца и Сына

В иконоборческую эпоху получил распространение сюжет «Престол Уготованный». В период иконоборчества многие богословы сомневались в правомочности изображения святой Троицы через изображение людей, поэтому иконописцы старались избегать сюжетных изображений, заменяя их символическими. Сюжет «Престол Уготованный» — одно из таких символических изображений Троицы в виде престола с Голубем и орудиями Страстей Господних. Но дальнейшего развития у символических иконографий не было: решение Трулльского Собора (691–692) запретило абстрактные, говоря сегодняшним языком, изображения важнейших символов христианства. Бог всегда должен был изображаться в человеческом облике. Сюжет «Престола Уготованного» как символа престола, приготовленного для второго пришествия Иисуса Христа, использовался в иконографии и после Трулльского Собора. Так, например, с XII века в Византии в качестве заалтарного образа, для раскрытия жертвенного смысла Евхаристии.

6. Св. Андрей Рублев

Самым совершенным воплощением богословской идеи Троицы давно признана прославленная икона прп. Андрея Рублева. По всей видимости, этот образ был заказан для иконостаса Троицкого собора в Троице-Сергиевой лавре. Интересно, как прп. Андрей Рублев преобразует некоторые элементы библейского повествования в данной иконе. Так, шатер Авраама представлен в виде дворцовой палаты — образа Небесного Града, Мамврийский дуб являет собой райское Древо жизни. Также присутствуют элементы, о которых ничего не говорится в данном библейском сюжете, например, скала как символ духовного восхождения.

7. Перихоресис

Формализация и строгая фиксация, которые появились позднее, были чужды византийской традиции. Тем более, когда речь идет об образе Троицы. Иконописцы стремились к образу-метафоре, который был бы узнаваем, но при этом никогда не являлся плоской картиной, своего рода плакатом, где все предельно понятно и четко зафиксировано. Фигуры ангелов на иконе Троицы письма Андрея Рублева образуют своего рода круг, который движется. В этом круговидном движении можно увидеть и богословский смысл, сравнивая его с перихоресисом. С помощью этого термина в византийской богословской литературе описывалось взаимное проникновение свойств двух природ в Иисусе Христе (прп. Максим Исповедник, прп. Иоанн Дамаскин). Позднее этот термин стал употребляться и к описанию взаимоотношений Лиц Святой Троицы, которые, несмотря на различия по личным свойствам, «находятся в постоянном взаимном общении между Собою» (митр. Макарий (Булгаков). Таким образом, мы видим, что в основе образа «Троицы» прп. Андрея Рублева лежит многовековая богословская традиция и прослеживается его взаимосвязь с интеллектуальными прозрениями античной философии.

8. Зырянская Троица

Интереснейший извод Троицы написан несколько ранее рублевской — в конце XIV века, судя по всему, самим святителем Стефаном Пермским — т. н. «Зырянская Троица». Интересно, что все три ангела там имеют крестчатые нимбы, а также на иконе располагаются тексты и подписи к ангелам на зырянском языке.

9. Гибель империи, расцвет иконописи

Удивительную эпоху в истории Византии конца XIV — начала XV века иногда называют позднепалеологовской. С точки зрения политической ситуации — почти катастрофическая эпоха для Византийской империи, накануне гибели. Однако с художественной точки зрения — необычайный взлет. Целое созвездие гениальных и абсолютно разных иконописцев, мастера, у которых нет возможности работать на родине, ищут лучшей доли по всему христианскому миру. Феофан Грек из Константинополя в итоге прибыл на Русь, где создал свою версию образа «Троицы» в Новгороде, другой выдающийся столичный мастер Кир Мануил Евгеник перебрался в Грузию, где расписал храм в Цаленджихи в западной Грузии, митрополит Йован работал в Македонии (от него остались росписи церкви Андреаш на Треске и иконы в Музее Скопье).

10. Греческий огонь традиции

Во всех Поместных Церквях существовала и существует мощная византийская традиция, и мы не имеем основания говорить о каком-то специфическом, национальном изводе «Троицы». (При этом каждый думающий и обладающий своим художественным видением иконописец представлял образ Троицы так, как он его видел). Заметные отличия можно найти только в поздней традиции, когда уже происходит разрушение византийских образцов. В византийскую же эпоху, вплоть до XV века, общность традиции была очевидна. Большинство, скажем, великих cербских или болгарских храмов, как сейчас становится все более понятным, были расписаны греками. Потому с точки зрения иконографии — это единое византийское явление.

11. Сиро-палестинская матрица

Однако в большом восточнохристианском мире существовали и радикально другие изводы. К примеру, изображения сиро-палестинского круга. Там присутствует своя специфика, связанная с тем, что иконописцы пытались выработать свой путь, резко отличающийся от пути Константинополя. Они сознательно отказываются от эллинской красоты, которую восприняла и растворила традиция византийского искусства. В основе этого идеала — восточная, преимущественно монашеская традиция, которая известна нам по отдельным сирийским росписям и рукописям, а также некоторым армянским памятникам, отчасти и раннегрузинским, и предлагает абсолютно другую матрицу, не связанную с античным наследием. Потому и появляется искусство экспрессивное, отказывающееся от классических канонов внешней красоты, декоративное, «острое». Когда в этой традиции представляют Троицу, то, если можно так сказать, «самостийно», без продуманной выверенной богословской концепции. Художники могли изобразить Троицу просто как три экспрессивных Лика, немного напоминающих детские рисунки или работы в стиле «абстрактного экспрессионизма».

12. Эфиопия: три старца

Один из самых экзотических изводов Троицы мне довелось видеть в Эфиопии. Там изображен престол, на котором восседают три одинаковых старца.

13. Не только «Гостеприимство»

Когда мы говорим об иконографии Троицы, мы должны понимать, что с темой Святой Троицы связано не только «Гостеприимство Авраамово», но и «Крещение Господне» (Богоявление), где действуют все Три Лица Святой Троицы, «Сошествие Святого Духа», праздник рождения Церкви. Последний — отдельный сюжет со своей историей, где есть свои интересные изводы, в том числе сирийское Евангелие Рабулы VI века.

Ирина Языкова, кандидат искусствоведения, специалист по иконе, автор книги «Богословие иконы»:

14. Царь-Космос и темный фон

В некоторых Поместных Церквях сохранялся древний извод, когда в нижней части иконы, в арке, — представители разных народов (это мы видим на Синайской иконе XII века), что символизировало универсальность благовествования апостолов, того, что они несут Слово Божье разным народам на разных языках. В более поздних иконах их место занял «Царь-Космос», изображаемый на черном фоне, как символ мироздания, пребывающего во тьме, пока не прозвучало благовествование, Слово Христа. Тот же смысл сохраняется, когда в арке лишь темный фон.

15. Богородица

Еще одна иконографическая особенность — уже в ранних иконах среди апостолов изображалась Богородица. Это мы видим на сирийской миниатюре Евангелия Рабулы (VI век). В более поздних изводах — византийских, балканских, древнерусских — Божья Матерь отсутствует. Но в русской иконографии Она появляется снова в XVII веке. Некоторые исследователи считают, что это происходит под влиянием западной традиции, но на примере Евангелия Рабулы мы видим, что христианский Восток такой извод использовал в древности.

Протоиерей Николай Дмитриев, настоятель православного храма Воскресения Христова в городе Хакодате (Япония):

Не только для славян и греков

В Японии наиболее известна иконописец Ямасита Рин (1857–1939), в крещении Ирина. Училась в Петербурге, работала для Японской Православной Церкви. В написанной ею «Пятидесятнице» какой-то исключительно японской особенности нет, если не считать надпись на иконе: она выполнена по-японски, как и на всех прочих иконах Ямаситы Рин. Это очень удачный «миссионерский ход». Японцы смотрят икону, видят надпись по-японски и говорят: «О! Православие — это не только для славян или греков, но и мы, японцы, можем понять православную традицию».

Подпишитесь на самые интересные статьи «Лодки»


Поделиться

Добавить комментарий